Единый центр государственного тестирования иностранных граждан  на знание русского языка в Российской Федерации

Аспекты структуры сложноподчиненных предложений .

Под непосредственным влиянием устанавливаемой связи складывается коммуникативно-синтаксическое строение и содержание ряда сложноподчиненных предложений, составные части которых представляют отдельные коммуникативные единицы, т. е. предложений двучленного типа (термин Н. С. Поспелова).
Это наблюдается, например, при свободной сочетательной коалиционной связи: В гимназии у меня было непобедимое отвращение к греческому языку, так что меня должны были взять из четвертого класса (А. Чехов); Не так-то просто было одолеть шестьдесят километров, так что пришлось нам с товарищем выехать до рассвета (М. Шолохов); Критик умеет смотреть и видеть прекрасное, тогда как мелкий придира- критикан видит только плохое, а хорошее пропускает мимо ушей (К. Станиславский).
В приведенных примерах главная и придаточная части (каждая из них) обладают собственным коммуникативным содержанием и соответствующим ему (замкнутым в пределах данной части) соотношением компонентов актуального членения. Причем обе эти части являются функционально равноценными.
Несколько иначе обстоит дело при свободной сочлененной аннексивной связи:… Обе девицы надели желтые шляпки и красные башмаки, что бывало у них только в торжественные случаи (А. Пушкин); Он вежливо поклонился Чичикову, на что последний ответил тем же (Н. Гоголь); Это было маленькое существо, с морщинистым лицом и большой «кичкой» на голове, отчего голова казалась огромной (В… Короленко). Здесь главная и придаточная части также обладают собственным, но уже не равноценным коммуникативным содержанием: в подобных случаях главная часть выражает основное, а придаточная — производное от него добавочное сообщение.
То же самое наблюдается при свободной сочлененной деривативной связи, однако при обязательном условии потенциальной смысловой и конструктивной завершенности главной части: Дорога все время идет вдоль тайги, которая шумит на разные голоса (П. Нилин); В разгар пира в овин зашел Травкин, которого никто не ожидал (Э. Казакевич); Состоялся семейный совет, в котором Павлик участвовал наравне с отцом и сестрой (К. Федин). Но: И это, пожалуй, был единственный человек, который в то время имел серьезное влияние на меня (А. Чехов) — здесь придаточная часть сочленяется с лексически неполноценным компонентом главной части, и поэтому они совместно выражают общее коммуникативное содержание.
От всех рассмотренных случаев в плане коммуникативно-синтаксической организации принципиально отличаются сложноподчиненные предложения с несоотноснтельной свободной комплетивной связью составных частей. Цельность или, напротив, раздельность коммуникативного содержания этих предложений, т. е. принадлежность их к одночленному (нерасчлененному) или двучленному (расчлененному) типам предопределяется не связью как таковой, а влиянием линейных и интонационных факторов. Здесь, в частности, могут складываться следующие отношения.
Придаточная часть может представлять ситуативную кулису сообщения, основное содержание которого выражается главной частью: Когда мы возвращались домой, было темно и тихо (А. Чехов); Пока жена готовила завтрак, Данилов вышел в огород (В. Панова); Если бы ужас смерти их не повернул, они бы добежали до окопов (К. Симонов); Чтобы волосы не падали на лицо, Никита повязал их веткой березы (М. Горький); Так как коньков у них не было, ребятишки с разбегу скользили на валенках (Ф. Гладков); Хотя стояло безветрие, стужа пронизывала насквозь, пробирала до костей (А. Рекемчук).
В этих примерах придаточная часть находится в препозиции по отношению к главной и такое ее местоположение является, так сказать, наиболее удобным для обозначения придаточной частью ситуативной кулисы высказываемого сообщения. Но ту же коммуникативную нагрузку придаточная часть может нести и в интерпозитивном положении, когда она вклинивается в состав главной части между темой и ремой выражаемого главной частью сообщения. Ср. с приведенными выше примерами: Отец, когда я пришел к нему, сидел глубоко в кресле с закрытыми глазами (А. Чехов); Младшая сестра, Женя, пока говорили о земстве, молчала (А. Чехов); Настоящий джентльмен, если бы проиграл и все свое состояние, не должен волноваться (Ф. Достоевский).
Обе части сложноподчиненного предложения могут обладать собственным, причем функционально равноценным коммуникативным содержанием: Публика уже разошлась и улицы пустовали, когда. Часов в десять дождь перестал, хотя небо было по-прежнему хмурое (В. Арсеньев).
Функциональное равновесие частей создается в таких случаях, во-первых, благодаря постпозиции придаточной части по отношению к главной и, во-вторых, благодаря равномерному распределению акцентов при интонационном оформлении этих частей. Здесь мы имеем дело с двучленным (расчлененным) типом сложноподчиненных предложений.
В определенных контекстных и ситуативных условиях при комплетивной связи частей сложноподчиненного предложения главная часть может обозначать тему, а придаточная — рему выражаемого данным предложением коммуникативно цельного сообщения. Например:… Рагозину все труднее становилось скрывать свое беспокойство. Оно возникло, когда Рагозину стало известно о поражении под Царицыном… (К. Федин); Все в домике было для Зойки: чистота и солнце, и вымытые цветущие растения в горшках и кадках, и пианино, и аквариум с рыбками, и шкафчик с книгами. Пианино отец купил (выменял на сало и муку), чтобы Зойка научилась играть, чтобы она была настоящей барышней (В. Панова).
Здесь тематическое значение главной части подсказывается и предопределяется предшествующим текстом, поэтому придаточная часть получает основную коммуникативную нагрузку, обеспечивая завершение начатого главной частью сообщения. В формальном отношении такие сложноподчиненные предложения, представляющие одночленный тип, отличаются от предложений двучленного типа только наличием особого интонационного напряжения на границе между составляющими их частями.
Как видим, взаимоотношения между конструктивным и коммуникативно-синтаксическим аспектами структуры сложноподчиненных предложений имеют более сложный и многообразный характер, нежели это представлено в различных вариантах их так называемой структурно-семантической классификации. Осуществляемое в рамках этой классификации распределение всех сложноподчиненных предложений по двум основным типам в общем верно, но слишком схематично: учитывая исключительно конструктивные признаки подобных предложений (хотя по существу имея в виду их коммуникативно-синтаксическое строение и содержание), оно указывает, так сказать, лишь на два противоположных полюса, между которыми могут быть размещены, но к которым далеко не сводятся реально наблюдаемые факты речевой действительности.

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 811 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий