Единый центр государственного тестирования иностранных граждан  на знание русского языка в Российской Федерации

Безличные предложения в русском языке.

В роли главного  члена таких предложений выступает безличная форма глагола (омонимически совпадающая с формой 3-го лица ед. числа), которая, обозначая конкретное действие, указывает либо на бессубъектность этого действия, либо на то, что в его осуществлении реальный субъект играет пассивную или второстепенную (вспомогательную) роль.
В отличие от личных предложений, в которых при возможном устранении подлежащего с необходимостью сохраняется его конструктивная позиция, и от неопределенно-личных предложений, в которых при устранении подлежащего
его позиция частично «разрушается», для безличных предложений характерно полное отсутствие позиции подлежащего и необязательность этой позиции для конструктивного строя предложения в целом.
Сказанное, однако, не означает, что безличные предложения не могут быть поставлены ни в какое соотношение с Личными или неопределенно-личными предложениями. Некоторые из них действительно утрачивают такую соотносительность под влиянием главным образом лексико-семантических факторов, когда безличная форма глагола оказывается его единственно возможной формой, как в примерах: Уже давно смеркалось (А. Пушкин); Опять легко вью ж и. л о (М. Бубеннов); Иной бы с горя исчах, а тебя еще разнесло (И. Тургенев). Но в абсолютном большинстве случаев безличные предложения могут трактоваться в конструктивном плане как производные от личных, как их своеобразные трансформы.
Намечается несколько типичных конструктивных схем безличных предложений, в которых по сравнению с личными предложениями обозначаемый подлежащим прямой субъект действия либо вообще никак не обозначается (бессубъектные безличные предложения), либо преобразуется в косвенный субъект (косвенно-субъектные безличные предложения) или в субъект-агент (субъектно-агентивные безличные предложения) .
Бессубъектные безличные предложения представляют собой результат преобразования личных, заключащегося в «редукции» подлежащего, как это можно видеть в следующих сопоставимых примерах: Небо серело.— Серело, тучи не расходились (В. Короленко); Поле закраснело цветами.— В степях закраснело (II. Гоголь); Ветер несет туман длинными космами и валит меня с ног (И. Бунин). — Катер.запутался в сетях, и его несет вместе с нами в мо р е (Л. Соболев).
Приведенное сопоставление, конечно, весьма условно. Не следует думать, что «редукция» подлежащего в примерах справа означает только его простое отсутствие в составе предложения, как это имело бы место в личных предложениях без подлежащего. В действительности в этих примерах редукция подлежащего является необходимым следствием замены определенно-личной формы глагольного сказуемого, избираемой из ряда: 1-е, 2-е или 3-е лицо различных родов и чисел, безличной формой, которая, как уже отмечено выше, не тождественна форме 3-го лица единственной числа среднего рода, а лишь омонимична ей, т. е., собственно, может считаться позиционно обусловленной. Некоторые из бессубъектных безличных предложений обнаруживают тенденцию к утрате соотносительности с личными (в результате тенденции к лексическому обособлению
безличной формы соответствующих глаголов). Например: В глазах у меня потемнело… (М. Лермонтов); Теперь у Коростелева посасывало под ложечкой… (В. Панова); Голову тянет к столу… (А. Чехов).

Косвенно-субъектные безличные предложения могут рассматриваться как результат преобразования личных, которое состоит: в замене невозвратной глагольной формы сказуемого так называемой возвратно-безличной формой и в замене подлежащего (им.пад. существительного или местоименного существительного) дополнением в форме дательного падежа (того же существительного или- местоименного существительного). Например: Но я плачу не для вас: мне просто плачется (И. Гончаров); Я глядел на холмы, ходил по палубе, читал! было, да не читается, хотел писать — не пишется (И. Гончаров); Плачет где-то иволга, схоронясь в дупло, только мне не плачется — на душе светло (С. Есенин). Ср. также: Он хотел проститься с хозяином, но его не пустили (Н. Гоголь).— Мне хотелось его побесить (М. Лермонтов).

Субъектно-aгентивные безличные предложения могут рассматриваться как результат преобразования личных, заключающегося в замене личной глагольной формы сказуемого безличной формой и в замене подлежащего (им. падеж существительного или местоименного существительного) дополнением в форме творительного падежа (того же существительного или местоименного существительного). Например: Уже с неделю несло вьюгой (И. Бунин). Ср.: А за порогом несла непроглядная вьюга (И. Бунин); На рассвете туманами затопило землю (М. Бубеннов). Ср.: Туман затопил соседние сады и колыхался ленивыми клубами (А. Первенцев).
Следует сказать, что не все безличные предложения, построенные по данной конструктивной схеме, могут трактоваться как субъектно-агентивные. В ряде случаев здесь возникает формальная омонимия с бессубъектными безличными предложениями, образуемыми в результате редукции подлежащего. Поэтому подобные предложения нередко допускают двойную трактовку. Так, например, безличное предложение Крепко пахнет грибной сыростью (И. Бунин) может рассматриваться либо как трансформ личного предложения Крепко пахнет грибная сырость, либо как трансформ другого личного предложения: Земля крепко пахнет грибной сыростью.

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1977 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий