Единый центр государственного тестирования иностранных граждан  на знание русского языка в Российской Федерации

Категория модального качества.

Модальное качество предложения складывается из ряда признаков, раскрывающих отношение сообщаемого к действительности, а также отношение к сообщаемому говорящего (в его речевом взаимодействии с собеседником).
Эти признаки в их бинарном противопоставлении друг другу таковы.
 В предложении может быть выражена либо реальность, либо потенциальность (возможность, желательность, необходимость и т. п.) осуществления сообщаемого.
В первом случае говорящий своим сообщением утверждает (или отрицает) какой-то факт, который имел, имеет или будет иметь место в действительности, не проявляя при этом собственного волеизъявления, во втором случае наиболее существенным в сообщении, напротив, оказывается собственное (субъективное) волеизъявление говорящего.
Отвеченное противопоставление касается, в частности, повествовательных предложений, которые соответственно могут быть подразделены на два класса: объективно-по- вествовательные и субъективно-повествовательные. Формальное различие этих предложений в современном русском языке связано прежде всего с использованием в их составе различных форм наклонения (изъявительного, с одной стороны, и повелительного или сослагательного— с другой). Ср., например: Я читал (читаю, прочитаю) эту книгу; Ты читал (читаешь, прочитаешь) эту книгу; Он читал (читает, прочитает) эту книгу. — Ты прочитай эту книгу; Пусть он прочитает эту книгу; Я (ты, он) прочитал бы эту книгу.
В тех случаях, когда мы имеем дело с субъективно- повествовательными предложениями, выражающими волеизъявление говорящего, это последнее может быть либо неадресованным, либо адресованным другому лицу.
Противопоставление по признаку неадресованности/адресованности волеизъявления говорящего дифференцирует по- желательные (оптативные) и побудительные (императивные) предложения. Формальное различие пожелательных и побудительных предложений связано также с использованием в их составе различных форм наклонения, но при обязательном взаимодействии этих форм с формами лица. Так, 1-е лицо сослагательного наклонения используется только в составе пожелательных предложений, а 2-е лицо повелительного и сослагательного наклонений — только в составе побудительных предложений. Ср.: Я прочитал бы эту книгу. — Ты прочитай эту книгу; Ты прочитал бы эту книгу. При использовании в предложении частицы пусть и глагола 3-го лица изъявительного наклонения предложение получает либо побудительное (императивное), либо пожелательное (оптативное) значение в зависимости от того, имеется ли в виду (в реальном смысле) действие определенного лица или какое-то явление, событие и т. п. Ср.: Пусть он прочитает эту книгу. — Пусть сильнее грянет буря! Что касается формы 3-го лица сослагательного наклонения, то она сама по себе не является достаточным показателем соответствующего модального значения предложения (например, предложение Прочитал бы он эту книгу может означать либо «Я хочу, чтобы он прочитал эту книгу», либо «Я прошу, чтобы он прочитал эту книгу»).
 В тех случаях, когда мы имеем дело с побудительными предложениями, выражаемое ими волеизъявление может быть адресованным либо второму лицу, либо через его посредство третьему лицу.
Противопоставление, связанное с характером  адресованности волеизъявления, подразделяет побудительные (императивное) предложения на прямо-побудительные и косвено-побудительные. Формальное различие этих предложений обеспечивается в современном русском языке исключительно, соотношением форм 2-го лица повелительного (пли сослагательного) наклонения и сочетания частицы пусть с глаголом 3-го лица изъявительного наклонения (или 3-го лица сослагательного наклонения). Ср.: Ты прочитай эту книгу (Прочитал бы ты эту книгу). — Пусть он прочитает эту книгу (Прочитал бы он эту книгу).
Реальность (или потенциальность) осуществления сообщаемого может либо утверждаться, либо отрицаться говорящим. В соответствии с этим как объективно-повествовательные, так и субъективно-повествовательные предложения (всех разновидностей) подразделяются на утвердительные и отрицательные, формальное различие которых связано в современном русском языке с использованием в их составе отрицательной частицы не: Я читал эту книгу. — Я не читал этой книги; Ты прочитай эту книгу. — Ты не читай этой книги.
Утверждение (или отрицание) реальности (или потенциальности) осуществления сообщаемого может быть выражено говорящим либо некатегорически, либо категорически.
Значения некатегоричности/категоричности утверждения (или отрицания) сигнализируются в современом русском языке с помощью модальных слов и частиц различных разрядов: с одной стороны, таких, как вероятно, возможно, кажется и т. п., и, с другой стороны, таких, как конечно, несомненно, разумеется и т. п. Причем эти значения, представляющие собой дополнительную модальную оценку сообщаемого с точки зрения говорящего, могут быть либо выражены, либо не выражены в предложении. Поэтому наряду с предложениями, противопоставляемыми друг другу по линии указанных отношений (Он, вероятно, читал эту книгу. — Он, несомненно, читал эту книгу), выступают предложения, лишенные соответствующей модальной характеристики (Он читал эту книгу).
Определенные особенности по сравнению с повествовательными предложениями имеют со стороны своего модального качества вопросительные предложения, которые в этом плане могут быть подразделены на собственно-вопросительные, удостоверительно-вопросительные и предположительно- вопросительные (более подробно об этом см. в разделе о вопросительных предложениях).

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 713 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий