Единый центр государственного тестирования иностранных граждан  на знание русского языка в Российской Федерации

Категория падежа

Категория падежа посредством флективных показателей имени выражает его отношения к другим словам в речи (глаголам, существительным, прилагательным и наречиям), отражая тем самым взаимосвязи между соответствующими реалиями (предметом и действием, двумя различными предметами, предметом и признаком).
Эта категория представлена в русском языке многочленной парадигмой грамматических форм. Однако число таких форм пока еще твердо не установлено.
Как известно, в школьной грамматике выделяют шесть падежей: именительный, родительный, дательный, винительный, творительный, предложный. Между тем в научной литературе мы нередко сталкиваемся с отклонениями от указанного перечня. Так, Н. Н. Дурново различал семь падежей, подразделяя традиционный предложный падеж на местный и изъяснительный (ср.: находиться в лесу — говорить о лесе). У В. В. Виноградова и П. С. Кузнецова число падежей увеличено до восьми — за счет подразделения наряду с предложным родительного падежа на собственно родительный и количественно-отделительный (ср.: производство сахара — кусок сахару). А Е. Д. Поливанов насчитывал даже девять падежей: шесть основных (принятых в школьной грамматике) и три «дефектных», к которым он относил родительный партитивный (кусок сахару, чашка чаю), родительный удалительный (избегать встречи, лишаться друзей) и местный.
Указанные расхождения в установлении объема- падежной парадигмы русских существительных не случайны. Они вызваны тем, что соотношение соответствующих грамматических значений и способов их флективного оформления у различных разрядов существительных в русском языке проявляется по-разному (ср., например, различие форм словоизменения в пределах падежной парадигмы ед. числа у существительного книга: книги — книге — книгу — книгой и у существительного тетрадь: тетради — тетрадью). В подобных случаях, отмечал А. Н. Гвоздев, отдельные падежные формы устанавливаются «путем сопоставления разных разрядов существительных». При этом принимается во внимание, что каждая падежная форма (каждый падеж) конституируется как некое единство определенного грамматического значения и определенных способов его выражения, более или менее типизированных в языке.
Такой подход, допускающий наличие у ряда существительных омонимичных падежных форм (ср., например, омонимичные формы родительного, дательного и предложного падежей у существительного тетрадь), не определяет однозначное решение вопроса об общем их количестве (особую трудность составляет, в частности, квалификация и дифференциация значений различных падежей). Но если иметь в виду типизированность способов выражения этих форм, то расширение объема падежной парадигмы по сравнению с традиционной шестичленной схемой вряд ли окажется оправданным.
В самом деле, разграничивая, например, местный и изъяснительный падежи, обычно ссылаются на формальную закрепленность такого разграничения в падежных флексиях -у, -е у существительных мужского рода, а также в разноместных ударениях у существительных женского рода (ср.: на печи — о печи). Но это касается лишь небольшой группы имен существительных, преимущественно односложных, причем далеко не всех.
То же самое можно сказать о разграничении собственно родительного и количественно-отделительного (партитивного) падежей, формально дифференцируемых только у конкретно-вещественных  некоторых абстрактных существительных мужского рода (подробнее см. об этом ниже), и тем более о выделении родительного удалителыюго, который не имеет никаких специфических формальных показателей «обнаруживая себя» лишь в сочетании с некоторыми глаголами.
В дальнейшем все вышеназванные «особые падежные формы» мы будем рассматривать в качестве вариантов основных падежных форм, фиксируемых традиционно шестичленной парадигмой, как это и делается в большинстве школьных и вузовских учебных пособий.

Значения (семантико-грамматические функции) отдельных падежных форм в их реальном речевом употреблении оказываются в русском языке весьма многообразными. Они контекстно обусловлены и в той или иной степени предопределяются:
лексической семантикой сочетающихся слов: ждать сына (вин. объектный) — ждать месяц (вин. времени); писать пером (тв. орудия действия) — любоваться закатом (тв. объектный) — петь басом (тв. способа действия) — петь петухом (тв. сравнения) — петь ночью (тв. времени);
грамматической структурой высказывания (непосредственно структурной формой слова, с которым сочетается данная падежная форма имени): Я читаю сестре свой новый рассказ (дат. адресата). — Сестре сегодня не читается (дат. косвенного субъекта); Государство управляет народом (тв. объектный). — Государство  управляется народом (тв. субъектно-агентивный);
использованием при данной падежной форме имени различных предлогов: писать в деревне (предл. местный) — писать о деревне (предл. объектно-изъяснительный).

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1080 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий