Единый центр государственного тестирования иностранных граждан  на знание русского языка в Российской Федерации

Категория залога.

Залог выражает отношение глагольного признака к его источнику. Это отношение интерпретируется залоговыми формами двояко. Форма действительного залога (в международной терминологии — актив) указывает на то, что действие либо исходит непосредственно от своего носителя (подлежащего), либо развивается самопроизвольно (как у безличных глаголов): Птицы летят; Журчат ручьи; Камень лежит на дороге; С крыш каплет; На улице посвежело. Форма страдательного залога (в международной терминологии — пассив) обозначает, что глагольный признак, будучи связан с носителем (подлежащим), тем не менее, имеет своим источником какой-то другой предмет (в конкретных предложениях этот предмет чаще всего принимает форму творительного падежа имени существительного или остается вообще не названным): Эта мысль раскрывается автором на очень ярком и интересном примере; Никто не забыт, ничто не забыто; В результате эксперимента выявлена важная закономерность.

Залог, охватывающий, как и вид, все глагольные формы без остатка, представляет собой грамматическую категорию смешанного типа. Иначе говоря, он совмещает словоизменительный и классификационный принципы грамматической характеристики лексического материала.
Базой залогового словоизменения являются переходные глаголы, которые, как правило, имеют и действительную, и страдательную форму. Возможны, правда, исключения. Некоторые переходные глаголы не употребляются в страдательном залоге: благодарить, знать, облететь — облетать, покуривать, пьянить, теребить, шептать и т. д. И напротив, у отдельных непереходных глаголов возможны обе залоговые формы (ср.: Народ управляет государством. — Государство управляется народом). Последние случаи, впрочем,
немногочисленны, поскольку в своем подавляющем большинстве непереходые глаголы во всех своих формах относятся к действительному залогу: спать, учительствовать, выступать, отсутствовать, совпадать, отдыхать, белеть, лететь, прикрикнуть и т. д.
Кроме непереходных глаголов, не образуют соотносительных форм страдательного залога безличные глаголы, глаголы в форме императива и глаголы в форме деепричастия.
Необходимо также учитывать, что в 1-м и 2-м лице формы страдательного залога практически не употребляются, хотя теоретически они возможны и изредка даже встречаются в языке писателей: И скоро ль на радость соседей-врагов могильной засыплюсь землею? (А. Пушкин); Я, брат, вообще, употребляюсь иногда по иным фелам (Ф. Достоевский). -
Глаголов, которые бы употреблялись только в страдательном залоге и не имели бы форм действительного залога, в русском языке нет.
Поскольку некоторые глаголы в одних своих значениях функционируют как переходные, а в других — как непереходные, граница между словоизменением и классификацией у залога, так же как и у вида, может быть внутрисловной. Например, глагол читать в значении «уметь воспринимать напечатанное, нанисанное» является однозалоговым (Ребенок уже читает), а в значении «воспринимать что-либо напечатанное, написанное» (равно как и в некоторых других своих значениях) — двузалоговым (Дети читают книгу. — Книга читается детьми). Однако такого рода внутрисловное совмещение рассматриваемых видов грамматической квалификации для залога характерно в меньшей степени, чем для вида.

Из залоговых форм специальное внешнее выражение в руском языке получают только формы страдательного залога. Их формальными показателями являются: постфикс -ся, с помощью которого образуются страдательные возвратные формы изъявительного и сослагательного наклонений, инфинитива, и в отдельных случаях причастий (зачисляется, зачислялся бы, зачисляться, зачисляющийся, зачислявшийся; взимается, взимался бы, взиматься, взимающийся, взимавшийся), и суффиксы -ом-, -ем-, -им-, -т-, -енн-, -нн-, с помощью которых образуются формы страдательных причастий, как полных, так и кратких (ведомый, читаемый, видимый, открытый, зачисленный, прочитанный, введен, любим).
Показатели страдательного залога существенно различаются по степени семантической определенности. Если причастные суффиксы однозначны, поскольку ни в каких других
целях они языком не используются, то постфикс -ся, напротив, многозначен, поскольку при его посредстве образуются не только возвратные формы страдательного залога, но и так называемые возвратные глаголы.
Следствием неоднозначности постфикса -ся является существование в русском языке ряда возвратных форм страдательного залога, омонимичных возвратным глаголам (ср.: После окончания училища выпускники направляются на работу в разные города Советского Союза и Колонна направляется к лесу; Письма разносятся почтальоном и Звуки песни далеко разносятся в тишине). Возвратные формы страдательного залога, у которых постфикс -ся несет грамматическое значение, и возвратные глаголы, у которых постфикс -ся имеет словообразовательный характер, разграничиваются с помощью контекстных средств.

Выбор соответствующего формального показателя при образовании страдательного залога определяется видовым значением исходного глагола действительного залога.
От глаголов несовершенного вида формы страдательного залога образуются с помощью постфикса -ся (вносить — вноситься, задвигать — задвигаться, заглатывать — заглатываться), а от глаголов совершенного вида — с помощью причастных суффиксов (прочитать — прочитанный, открыть— открытый, распределить — распределенный).
Отклонения от этой общей закономерности незначительны. Они обнаруживаются в возможности образования от глаголов несовершенного вида страдательных причастий настоящего и прошедшего времени (читаемый, любимый, битый, уважаемый, званый) и в возможности образования от. глаголов совершенного вида возвратных форм страдательного залога (выслаться, долиться и т. д.).
Надо, однако, отметить, что страдательные причастия несовершенного вида носят книжный характер и в силу этого употребляются редко: Ты обуреваем страстью. Он был бит ими. Что же касается возвратных страдательных форм совершенного вида, они вообще представляют собой факт индивидуально-авторской речи: Известие о судьбе этой женщины вы шлется мне сюда (Л. Толстой); Скоро из этого самовара дольются крутым кипятком стаканы (В. Катаев).

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 989 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий