Единый центр государственного тестирования иностранных граждан  на знание русского языка в Российской Федерации

Методика преподавания русского языка иностранцам.

Вводные элементы служат целям авторской характеристики высказывания и имеют преимущественно субъективно-оценочное значение. Эти элементы: выражают модальное качество сообщения, степень достоверности или обычности сообщаемого, как в примерах: Книга, может быть, наиболее сложное и великое чудо из всех чудес, сотворенных человечеством (М. Горький); Послышался резкий стук: должно быть, сорвалась рама (А. Чехов); Яковом, видимо, овладело упоение… (И. Тургенев); Героиней этого романа, само собой разумеется, была Маша (Л. Толстой);… Муму, по обыкновению, осталась его дожидаться (И. Тургенев);
указывают на источник сообщения: По словам разведчика, главный японский штаб стоял в Яковлевке (А. Фадеев); По рассказам свидетелей, поразительнее всего казалось переменное возвышение и понижение берега (И. Гончаров);… Надо, как говорил великий поэт Александр Сергеевич Пушкин, «глаголом жечь сердца людей» (Б. Полевой); Правда ли, сказывают, на небе-де солнышко светит? (М. С.-Щедрин);
квалифицируют способ или характер выражения мысли: Зинаида Афанасьевна, вообще говоря, была чрезвычайно романтического характера (Ф. Достоевский); Меня, смею сказать, полюбили в доме, как родного (И. Тургенев); Сказать правду, спасенный не понравился Морозке с первого взгляда (А. Фадеев); Нрава она [Татьяна] была весьма смутного, или, лучше сказать, запуганного (И. Тургенев);
выражают эмоциональную оценку сообщаемого, точнее — эмоциональное отношение к отраженным в сообщении фактам со стороны того или иного лица (в том числе самого автора): Лошадка его, к истинному моему удивлению, бежала очень недурно (И. Тургенев); К сожалению и несчастью всех благомыслящих англичан, этот великий человек не дожил до нашего времени (А. Чехов); Койку Степана Ивановича, к его великой радости, установили у самого окна (Б. Полевой);
выполняют так называемую контактирующую функцию, обеспечивая более тесный контакт и известную интимность в речевом взаимодействии говорящего с собеседником: В жизни, знаешь ли ты, всегда есть место подвигам (М. Горький); Виноват, видишь ли, тот, кто первый сказал — это мое!.. (М. Горький); Вообразите, наши молодые люди уже скучают (И. Тургенев); Выражать недовольство жизнью в шестьдесят два года, согласитесь, — это не великодушно (А. Чехов);
указывают на логическое соотношение между частями высказывания или между отдельными высказываниями в составе связного текста: Приехать на войну с тем, чтобы воспевались будущие подвиги, было для меня, с одной стороны, слишком самолюбиво, с другой, слишком непристойно (А. Пушкин); Чапаев никогда не отказывался от вмешательства в подобные дела; наоборот, он любил разобрать все сам и вывести разных негодяев на чистую воду (Д. Фурманов); Долго не находил я никакой дичи; на конец, из широкого дубового куста, насквозь поросшего полынью, полетел коростель (И. Тургенев); Родятся люди, женятся, умирают; значит, так нужно, значит, хорошо (А. Островский).
Круг вводных элементов лексически и структурно ограничен. В соответствующей роли могут выступать:
синтаксически специализируемые (и частично переходящие в разряд модальных слов) наречия: возможно, вероятно, видимо, очевидно, конечно, несомненно, безусловно, собственно, впрочем, например, кстати; отдельные глагольные формы: кажется, разумеется, признаться, говорят, значит, видишь (ли), видите (ли), знаешь (ли), знаете(ли); отдельные падежные и предложно-падежные формы некоторых существительных: правда, словом, к счастью, к несчастью, на счастье, на беду., к слову, по слухам, без сомнения;    
лексикализованные (фразеологически связанные) словосочетания: может быть, должно быть, стало быть, собственно говоря, одним словом, таким образом;
свободные, но лексически и грамматически стандартизованные в одном из компонентов словосочетания именного или глагольного типа: к (чьему-либо) счастью, к (чьей-либо) радости, к счастью для (кого-либо), по (чьим-либо) сведениям, по (чьему-либо) мнению, по (чьему-либо) свидетельству, по (чьим-либо) словам, (скромно, мягко, откровенно, по правде) говоря;
предикативные конструкции (конструктивные аналоги предложения) с глагольным или именным сказуемым, лексически обозначающим речевое или познавательное действие либо его результат, как в примерах: Толстой, я думаю, никогда не постареет (А. Чехов); На той стороне, шагах в ста отсюда, он это знал, к самой реке подходили австрийские окопы (А. Толстой); И этот учитель греческого языка, этот человек в футляре, можете себе представить, едва не женился (А. Чехов); За ближайшими холмами, как доложил наблюдатель, передвигались немецкие танки (К. Симонов).
Своеобразие синтаксической позиции вводных элементов состоит в том, что эта позиция не предопределяется сочетательными (валентными) свойствами членов основного состава предложения. Ср.: К удивлению мальчика примешивался испуг.— К удивлению Пети, в участке не было ни воров, ни пьяниц, ни босяков (В. Катаев). Здесь в первом предложении словосочетание, возглавляемое предложно-падежной формой существительного к удивлению, вступает в непосредственную, причем обязательную связь с глагольным сказуемым примешивался и выполняет при нем роль косвенного дополнения, но во втором предложении аналогичное словосочетание занимает уже особую синтаксическую позицию, в которую оно ставится независимо от структуры и семантики сказуемого в качестве вводного элемента, выполняющего свое назначение (в данном случае — эмоционально-оценочное) по отношению к содержанию предложения в целом. Ср. также: Такое решение задачи возможно. — Такое решение задачи, возможно, более правильно; Помещение кажется нежилым.— Это помещение, кажется, нежилое; Этого не должно быть.— Должно быть, мы больше не встретимся; Вы хорошо знаете этого человека. — Одичаешь, знаете, если будешь все время жить взаперти (Н. Гоголь).
Как уже было отмечено, вводные элементы могут относиться к содержанию предложения в целом либо к содержанию отдельных конструктивных частей предложения. Обычно это сигнализируется их местом в составе предложения. В препозиции и реже — в постпозиции к основному составу предложения вводные элементы «обслуживают» содержание данного предложения в целом, как в примерах: К счастью, никто меня не заметил (И. Тургенев); Видно, так уж бывает на свете (Н. Гоголь); Ничего и не скажешь, видно (М. Горький). В интерпозиции эти элементы относятся к содержанию отдельных частей предложения — слова или словосочетания, либо выполняющего функцию ремы данного сообщения, либо обладающего добавочным коммуникативным значением (в случае, если предшествующая часть предложения уже имеет в своем составе компонент с рематической функцией). Ср.: Вечер провел я, по обыкновению своему, у коменданта (А. Пушкин); Наше ветхое судно наклонилось, зачерпнулось и торжественно пошло ко дну, к счастью, не на глубоком месте (И. Тургенев);… Нянька одевалась в новую шаль, принимала торжественно-суровое выражение и уходила куда-то часа на два, очевидно, для переговоров (А. Чехов); Черная собака с высунутым языком бежит от косарей навстречу бричке, вероятно, с намерением залаять… (А. Чехов).
Иногда в составе одного предложения выступает одновременно несколько различных по своему функциональному назначению элементов. Например: Наконец, к неописуемой нашей радости, Ермолай вернулся (И. Тургенев); Я не постиг поэзии моря, может быть, впрочем, оттого, что еще не видел ни «безмолвного», ни «лазурного» моря… (И. Гончаров); Стало быть, по-вашему, физическим трудом должны заниматься все без исключения? (А. Чехов). Однако вопрос о возможности и границах подобного совмещения функционально разнородных вводных элементов в составе одного предложения остается пока не решенным.

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 943 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий