Единый центр государственного тестирования иностранных граждан  на знание русского языка в Российской Федерации

Неполные предложения в русском языке,

Для всех неполных предложений, кроме эллиптических, характерна тесная связь с реальной ситуацией или контекстом. Именно благодаря такой связи неполные предложения могут быть ограничены в своем составе одним словом, представляющим в данной ситуации предложение в целом. В этом отношении с ними сближаются так называемые нечленимые предложения, или слова-предложения Да и Нет, используемые в качестве утвердительного или отрицательного ответа на тот или иной вопрос. Например: Аркадии а. Серой пахнет. Это так нужно? Треплев. Д а. (А. Чехов); Поля, Вам не пора ли принимать лекарство? Татьяна. Нет еще (М. Горький).
В соответствующих случаях слова да, нет служат лишь для выражения модальной квалификации производных от того или иного вопросительного предложения ответных повествовательных предложений (без воспроизведения лексикограмматического состава самих этих предложений, поскольку он ясен из содержания поставленного вопроса). Поэтому такие слова являются не предложениями, а лишь эквивалентами или субститутами предложений.
То же самое верно для случаев аналогичного употребления модальных слов и частиц: конечно, разумеется, еще бы и т. п.
Неполные предложения употребляются преимущественно в непринужденной разговорной речи в форме диалога (обмена репликами) при общей для собеседников реальной ситуации. Причем здесь, наряду с описанными типами неполных предложений, могут выступать незаконченные (прерванные) или неразвернутые (синтаксически недооформленные) предложения, которые четкой квалификации и классификации вообще не поддаются. Таковы, например, предложения (или квазипредложения)реплики Маланьи и из ее диалога с Кругловой в комедии А. Н. Островского «Не все коту масленица»:
Маланья (говорит медленно). Шла я тут-то по вулице… Круглова. Так что ж? Маланья. Так он… Как его? Круглова. Кто он-то? Маланья. Как, бишь, е г о?.. В суседях-то. Круглова. Что же? Маланья. Да нешто их тут, всех… Много их. Такой черноватый… Круглова. Ахов, что ли? Маланья. Надо, что он. Ахов его… что ли. Большой такой…
В условиях литературно обработанной монологической речи неполные предложения могут быть образованы в результате намеренного расчленения полных предложений. Такое расчленение, осуществляемое в экспрессивно-стилистических целях, получило в лингвистической литературе название речевой парцелляции высказывания (от фр. parceller «делить на мелкие части»). Например: В Гаване хотели слезть зайцами — оттолкнули. Прямо в грудь. Больно (В. Маяковский); Данилов встал. Надел гимнастерку и аккуратно затянул скрипучий холодный ремень. И взял фуражку (В. Панова); Николай пошел на кухню. К Верочке.… Она поднялась на носках и поцеловала его. Торопливо, неловко, вскользь (А. Рекемчук).
Существуют определенные правила речевой парцелляции хотя они еще в полной мере не выявлены. По-видимому, парцелляция возможна только на месте сочинительной или подчинительной факультативной (но не обязательно) связи. Во всяком случае отчленение от состава предложения компонентов, обеспечивающих его конструктивное завершение, недопустимо. Так, от предложения Толпа стремительно бросилась к набережной (Л. Толстой) нельзя путем речевой парцелляции отчленить обстоятельство с пространственным значением к набережной, поскольку оно обязательно для конструктивного завершения данного предложения. Но ср.: Толпа стремительно бросилась вперед, к набережной, где-то же обстоятельство может быть отчленено и интонационно обособлено, поскольку оно выступает уже в уточняющей функции по отношению к другому обстоятельству — вперед, способному завершить предложение, например: Толпа стремительно бросилась вперед. К набережной.
То или иное «исходное» предложение может быть подвергнуто речевой парцелляции непосредственно, без какой- либо дополнительной «перестройки» связей и отношений составляющих его компонентов, например: 1. В дверь стучали. Властно и повторно (М. Булгаков); 2. Потом было возвращение в город. В лодке, совсеми (В. Панова); 3. Машина промчалась. Как водится, в обратную сторону (А. Рекемчук); 4. Ели чисто мексиканские вещи. Сухие, пресные-пресные, тяжелые лепешки-блины. Рубленое скатанное мясо с массой муки и целым пожаром перца (В. Маяковский). Ср. возможность восстановления соответствующих предложений в «исходном виде»: 1. В дверь стучали властно и повторно; 2. Потом было возвращение в город в лодке, со всеми; 3. Машина промчалась, как водится, в обратную сторону; 4. Ели чисто мексиканские вещи: сухие, пресные-пресные, тяжелые лепешки-блины, рубленое скатанное мясо с массой муки и целым пожаром перца.
В других случаях парцелляция сопровождается перестановкой конструктивных частей исходного предложения или
использованием при отчленяемой части указательных местоимений, выделительных частиц и союзов: В полдень разбудил Анну стук в дверь. Негромкий, но настойчивый (Л. Сейфуллина); Чувства ответственности ему не хватает. И самоуважения (В. Кетлинская); Лица зеленоватые, с черными губами, как на киносъемке. Это от длинных ламп дневного света (В. Маяковский); По воскресеньям заходила ко мне сестра. Но украдкой, будто не ко мне, а к няньке (А. Чехов).
То же явление, названное здесь речевой парцелляцией высказывания, можно интерпретировать иначе, если исходить из коммуникативной перспективы и линейной последовательности, в которой развертывается текст. При таком подходе, принятом в большинстве учебных пособий по русскому синтаксису, для квалификации этого явления используется термин присоединение, подчеркивающий, что в подобных случаях «оторванные» от основного состава предложения компоненты (словоформы или их комплексы) в линейном плане следуют за ним, присоединяются к нему, приобретая собственное, хотя и не самостоятельное коммуникативное значение (значение добавочного сообщения).
Оба эти подхода одинаково правомерны и в известном смысле дополняют друг друга. Однако вряд ли правомерно рассматривать присоединение как особую разновидность конструктивно-синтаксической связи в одном ряду с сочинением и подчинением. В действительности мы имеет здесь дело с явлением не конструктивного, а коммуникативного плана: присоединение — это не особая разновидность, а особый способ реализации связи (сочинительной или подчинительной), осуществляемой «после разделительной паузы» (А. М. Пешковский).

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 948 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий