Единый центр государственного тестирования иностранных граждан  на знание русского языка в Российской Федерации

Номинативные предложения.

По традиции термином номинативные, или назывные, принято обозначать такие односоставные предложения, конструктивный состав которых ограничивается словоформой именительного падежа существительного или субстантивным (а также количественно-именным) словосочетанием в форме именительного падежа, если они совмещают в себе функцию наименования какого-то предмета, явления, события и т. п. с утверждением актуальной реальности (т, е. наличия в момент речи и в восприятии говорящего) данного предмета, явления, события и т. п.
Отмеченное качество существительные или субстантивные словосочетания приобретают, в частности, в следующих случаях их употребления: 1. Утро. Бьет одиннадцать… (М. С.-Щедрин); 2. Вечер. По улице идет пестрая толпа, состоящая из пьяных тулупов и кацавеек (А. Чехов); 3. Поздняя осень. Грачи улетели (Н. Некрасов); 4. Ясный зимний полдень… Мороз крепок (А. Чехов); 5. Непроглядная, нахмуренная ночь. В такие ночи даже широко открытые зрачки не могут одолеть темноты (Н. Островский). 6. Земская больница. За отсутствием доктора, уехавшего жениться, больных принимает фельдшер Курятин (А. Чехов); 7. Дачная местность, окутанная ночным мраком. На деревенской колокольне бьет час (А. Чехов).
Здесь перед нами выступают так называемые бытийные номинативные предложения, представленные существительным или субстантивным словосочетанием, которые в соответствующей форме и при поддержке интонации (а также последующего контекста) оказываются «самодостаточными» для выражения определенного коммуникативного смысла.
Часть таких предложений соотносится с двусоставными предложениями глагольного строя .(ср.: Утро. — Было утро; Будет утро и т. п.) и может трактоваться как результат преобразования двусоставных предложений, обусловленного своеобразной редукцией бытийного сказуемого в форме настоящего времени (по сравнению с формами прошедшего или будущего времени).
Однако другая часть бытийных номинативных предложений подобной трактовке явно не поддается. Предложения которые в соотношение с двусоставными предложениями глагольного строя поставить невозможно.
Формирование бытийных номинативных предложений па базе «самодостаточных» для этой цели существительных или субстантивных словосочетаний имеет, несомненно, определенные лексические ограничения. Обычно в соответствующей роли выступают наименования явлений и состояний природы, событий, определенных отрезков времени или участков пространства. Менее приспособлены к этой роли существительные с конкретно-предметным значением, которые получают номинативно-бытийный смысл, по-видимому, только в ряду с другими номинативными предложениями (как, например, у А. Блока: Ночь, улица, фонарь, аптека...). Вряд ли возможно употребление в качестве бытийных номинативных предложений одушевленных существительных, а также существительных, обозначающих свойства и признаки, которые могут быть приписаны конкретным лицам и предметам.
Наряду с бытийными номинативными предложениями, авторы большинства учебных пособий выделяют указательные номинативные предложения, в составе которых при существительном используются указательные частицы вот, вон. Например: Вот мельница. Она уж развалилась… (А. Пушкин); Вот лещик, потроха, вот стерляди кусочек (И. Крылов); Вон радуга (И. Бунин).
Формирование подобных предложений, в отличие от бытийных, осуществляется преимущественно на базе конкретнопредметных существительных (в том числе одушевленных). Однако, с другой стороны, причисление их к классу односоставных вызывает известные сомнения. Дело в том, что используемые в составе таких предложений указательные частицы вот, вон имеют по существу местоименный характер, сближаясь по своей функции с указательными местоимениями это, то, и, следовательно, могут рассматриваться как своеобразные субституты (заместители) подлежащего при именном сказуемом (ср.: Вот мельница. — Это мельница; Вот лещик.— Это лещик; Вон радуга. — То радуга). Правда, с тем же основанием можно говорить о функционально-семантической близости указательных частиц вот, вон и местоименных наречий здесь, там, и тогда рассматриваемые предложения следовало бы квалифицировать как предложения с редуцированным сказуемым «местонахождения» (ср.: Здесь мельница; Здесь лещик; Там радуга).
А. М. Пешковский относил к номинативным предложениям также всякого рода заголовки, названия учреждений, предприятий и т. п. Но эта точка зрения большинством современных лингвистов отвергнута. Существительным в «заголовочной» или «назывной» функции статус предложения приписывать вообще неправомерно, так как они лишены специфически характеризующей любое предложение коммуникативной перспективы.
В настоящее время имеется тенденция к расширенному пониманию номинативных предложений. Так, к ним причисляют:
конструкции, включающие в свой состав обстоятельственные второстепенные члены: В городе тишина; За окнами душное лето (К. Симонов); Вокруг тайга; За дюнами обширные болота и низкие леса (К. Паустовский); На реке черная многолюдная толпа (Ф. Гладков); А в небе аэростаты (Н. Тихонов); Через два дня отъезд (А. Серафимович); Скоро, рассвет (А. Чехов);
существительные с квалификативно-качественным или эмоционально-оценочным значением по отношению к какому-то лицу, предмету, событию и т. п., присутствующему в данной реальной ситуации: А уж характер! (А. Фадеев); Ай да парень!; Вот нахал!; Вот так гости!; Тоже мне компания!; Никак беспорядок, ваше благородие!.. (А. Чехов); Никак — скандал? (М. Горький).
Думается, что такое расширенное понимание номинативных предложений вряд ли оправдано. Оно лишает эти предложения их качественной определенности.

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1030 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий