Единый центр государственного тестирования иностранных граждан  на знание русского языка в Российской Федерации

Предложениями именного строя.

В предложениях с составным именным сказуемым (их можно назвать предложениями именного строя) получающая определенное материальное выражение (наличная) связка согласуется с подлежащим по тем же правилам, что и простое глагольное сказуемое (об обратном согласовании см. ниже).
Присвязочный член такого сказуемого, выраженный именем существительным (субстантивный присвязочный член), может быть согласован с подлежащим в падеже, а также — при определенных условиях — в числе и роде: Чехов был врач. (М. Горький); До революции Кузьма был безответный бедняк (К. Паустовский); Мама была домоседка. (В. Вересаев). Однако чаще в подобных случаях субстантивный присвязочный член (точнее, представляющее его существительное) управляется связкой и выступает в форме творительного падежа: В давние времена дед был чумаком (К. Паустовский); Героем вечера был Пигасов (И. Тургенев); Воспоминание о Наташе было самым поэтическим воспоминанием Бориса (Л.Толстой); В 1914 году Москва была глубоким тылом (К. Паустовский).
Согласование субстантивного присвязочного члена с подлежащим в числе зависит от наличия или отсутствия у представляющих его существительных соотносительных форм числа. Ср.: Мои друзья были партизанами; Они были участниками революции; Его [Сарьяна] картины кажутся мне сновидениями (К.Кулиев), но: Рассказы эти были данью моему детству (К. Паустовский); В руках Роскина цитаты становились его собственным творчеством (К. Паустовский).
Согласование в роде осуществляется только между одушевленными существительными, имеющими параллельные словообразовательные формы для обозначения лиц (и живых существ) мужского и женского пола. Мой отец был учителем; Моя мать была учительницей; Он был актёром; Она была актрисой. Но нередко в этих случаях (даже при наличии параллельных образований) при обозначении подлежащим лиц женского пола сказуемое употребляется в форме мужского рода: Галя была моим другом; Она стала героем труда; Сестра была директором школы.
Присвязочный член, выраженный прилагательными и причастиями, последовательно согласуется с подлежащим в роде и числе: День был ясный, морозный… (А. Чехов); Погода была чудесная (И. Тургенев); Утро было пасмурное (К. Симонов); У Вани глаза были светлые… (Л. Фадеев); Дверь была закрыта.
Для склоняемых (полных) прилагательных и причастий, выступающих в присвязочной позиции (при наличной связке), их согласование с подлежащим в падеже является более обычным, нежели для существительных. Именительный падеж таких прилагательных и причастий употребляется в этой позиции на равных правах с творительным. Ср.: День был морозный. — День был морозным; П о го да была чудесная. — Погода была чудесной и т. п.

В предложениях именного строя с нулевой связкой присвязочный член, выраженный именем существительным, прежде всего, и как правило, согласуется с подлежащим в падеже: Грушницкий — юнкер (М. Лермонтов); Мой собеседник — офицер (М. Горький); Первая цель искусства — воспроизведение действительности (Н.Чернышевский); В женщине характер — большое достоинство (А. Н. Островский); Цена человеку — дело его (М. Горький).
Отступления от этого правила относятся преимущественно к сфере разговорно-бытовой речи, хотя они встречаются и в литературных текстах (в какой-то мере имитирующих разговорно-бытовую речь): Я снова посудником на пароходе «Пермь» (М. Горький); Она у нас теперь кашеваром (А. Толстой). Такие случаи, по-видимому, можно интерпретировать и как результат намеренного пропуска связки, причем связки, имеющей определенный вещественный смысл (ср.: Я снова работаю посудником).
Согласование с подлежащим в падеже полных прилагательных и причастий, выступающих в присвязочной позиции при нулевой связке, обязательно и не знает никаких исключений: День пасмурный; Небо голубое; Глаза у него черные; Вид с трех сторон у меня чудесный (М. Лермонтов).
Вот ряд различных в этом отношении примеров: Мой брат—учитель; Его друзья— артисты; Дети — наша надежда; Рассказы Чехова — совершенство; Чуден Днепр при тихой погоде (Н. Гоголь); Тиха украинская ночь (А. Пушкин); Окно открыто; Дела мои расстроены; Человек рожден для счастья… (В. Короленко) и т. п.

Следует подчеркнуть, что согласование сказуемого с подлежащим в предложениях именного строя является решающим фактором для их квалификации. В особой степени это относится к связке.
За исключением специально оговариваемых случаев так называемого обратного согласования, когда, как на это указывают учебные пособия, связка согласуется не с подлежащим, а с присвязочным членом (например; в предложениях типа Это были мои друзья), именно согласование связки с подлежащим в формах рода и числа обеспечивает дифференциацию конструктивных функций подлежащего и присвязочного члена, выраженных существительными. Если же на связку в соответствующих случаях опереться нельзя, то возникает лингвистически неразрешимая ситуация, как, например, при «грамматическом разборе» предложений: Ее отец был артиллерийский подполковник (В. Вересаев); Мой брат— учитель и т. п.
Такие предложения обычно рекомендуют «разбирать по членам» с учетом порядка слов. Но, как уже было сказано выше, опора на порядок слов при определении конструктивных функции членов предложения оказывается не вполне корректной. Строго говоря, рассматриваемые предложения в рамках принятой концепции должны считаться синтаксически двузначными (ср. одинаковую допустимость преобразования этих предложений по двум образцам: Отец ее был артиллерийским подполковником и Отцом ее был артиллерийский подполковник; Мой брат был учителем и Моим братом был учитель), хотя практически, сознавая условность такого подхода, можно (или даже целесообразно) существительное, занимающее в их составе первое место, квалифицировать как подлежащее.
То же самое следует сказать о предложениях типа Поехать на Север — моя мечта и Моя мечта — поехать, на Север. В нервом предложении в качестве подлежащего обычно рассматривают инфинитив (или инфинитивную группу), а во втором — существительное, руководствуясь опять-таки порядком слов. Однако с конструктивно-синтаксической точки зрения подобные предложения из-за материальной невыраженности связки также допускают двойную интерпретацию. Дело в том, что при инфинитивном подлежащем связка употребляется только в среднем роде (ср., например, предложения: Поехать на Север было моей мечтой и Моей мечтой было поехать на Север, в которых инфинитив является подлежащим независимо от порядка слов, или, с другой стороны, предложения: Моя мечта, была поехать на Север и Поехать на Север была моя мечта, в которых независимо от порядка слов в роли подлежащего выступает существительное). Здесь же, как и в предложениях Мое желание было поехать на Север; Ехать на этой лошади было для Ростова наслаждение (Л. Толстой), опереться на связку оказывается невозможным (в последнем случае из-за двойной синтаксической ориентации связки, употребленной в среднем роде).

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1103 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий