Единый центр государственного тестирования иностранных граждан  на знание русского языка в Российской Федерации

Семантика определяемого имени в русском языке.

Существенным аргументом в пользу отсутствия обычного выделительного значения придаточной части сложноподчиненного предложения служит семантика определяемого имени. Субстантив в главной части является достаточно определенным, автосемантичным, при нем, как правило, имеются ограничительные определители, что характерно для распространительно-повествовательных придаточных. Подобное распространение и ведет к повторению субстантивов и дальнейшему развертыванию придаточной части. Лексическая семантика субстантива, как и при других повторах, чаще всего представлена лексемами с отвлеченным значением или относящимся к семантической сфере ‘человек’ (счастье, красота, мысль, вопрос, речь, драка и т.п.).

Интересны в этом отношении и повторы имен собственных (имен лиц, географических названий), которые в принципе достаточно автосемантичны и «не любят» ограничительных определителей: Да, мы в Батуми, том самом, о котором так чудесно поют…. О чем свидетельствуют такие примеры? Во- первых, об известном сдвиге в значении определяемого имени. Во-вторых, о сравнительной редкости таких случаев, что связано с их сильной экспрессивной окрашенностью, вызванной, вдобавок, необычным определением имен собственных. Надо отметить и новую, экспрессивную функцию указательных слов, что вполне соответствует тенденции к экспрессивному использованию указательных местоимений в современных текстах. Усилению экспрессии способствует и повтор однородных придаточных с который.

Структурная и интонационная самостоятельность главной части сложноподчиненного предложения особенно ярко проявляется в случае постановки после нее тире или точки: Уметь рассчитывать, не покупать лишнего хлеба, не бросать куски — это не только признак бережливости. Это признак воспитанности. Той воспитанности, которая впитывается с молоком матери, с традициями народа; Сколько даром тратится времени! Того самого, которое так дорого и которого всем нам так не хватает! (Шурт.); Ну, нет, о человеческих отношениях тут, пожалуй, говорить не приходится. Номенклатурные единицы — вот кто действует в пьесе. Номенклатурные единицы, для которых этот их статус единственно жен…; Надо бы угостить этими овощами и… Макарова, председателя… поселкового совета. Того самого Макарова, который подписывал акты о списании этих самых овощей (А.В.).

Неоднократно высказывалось мнение, что парцелляции подвержены лишь распространительно-повествовательные придаточные. Однако отмечают, что парцеллируются обычно как раз выделительные придаточные: А ты заботишься об интересах частного лица.

Того самого, которое нанесло государству вред (Чак.). По поводу такого утверждения заметим следующее. Прежде всего нет примеров парцелляции выделительной придаточной части, в которой коррелят был бы перед субстантивом. Кроме того, отсутствие ограничительного значения в данном примере подтверждается возможной заменой группы того самого, которого местоимением оно, что свойственно распространительным придаточным. Выделительные придаточные не обладают возможностями подобной трансформации. Однако в современной разговорной речи отмечены такие преобразования: Вот город, в котором я родился-  Вот город -я в нем родился (выделительная); Вдруг мы увидели ежа, который был весь в пыли. — Вдруг мы увидели ежа — он был весь в пыли (распространительно-повествовательная). Исходя из этих наблюдений делается вывод, что возможность — невозможность замены который на он не может быть конституирующим признаком при разграничении двух видов придаточных с который. Такой вывод, однако, делается на материале устной речи, где значительно меньше, чем в литературном языке, дифференцированы значения местоимений. Рассматриваемые же нами конструкции — факт письменной речи, а примета некоторой книжности всегда сопровождала распространительные придаточные.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 691 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий