Единый центр государственного тестирования иностранных граждан  на знание русского языка в Российской Федерации

Синтаксические функции второстепенных членов предложения. .

Особо следует остановиться на вопросе о лингвистическом статусе второстепенных членов предложения в их отношении к структуре предложения.
Поскольку, как уже указывалось, синтаксические функции второстепенных членов в соответствии с традицией обычно устанавливаются в пределах словосочетаний, то, естественно, возникают сомнения в правомерности их квалификации в качестве подлинных членов предложения. Подобные сомнения, высказывавшиеся еще лингвистами прошлого века, нашли отражение в Грамматике-70, авторы которой утверждают, что предложение как «самостоятельная
синтаксическая единица сообщения» составляется непосредственно из главных членов, не противопоставляемых второстепенным.
Нужно сказать, что в рамках определенной синтаксической концепции, ставящей по существу знак равенства между предложением и предикативным сочетанием словесных форм и признающей самоцельность формирования и «существования» словосочетаний вне предложения, соответствующая точка зрения логически вполне оправдана. Однако, с другой стороны, она чрезмерно упрощает лингвистическую действительность и не способна объяснить, например, различий в конструктивном строении ряда предложений, обусловленных своеобразным чередованием главных членов предложения с второстепенными, как в случаях Бухгалтер составляет смету, — Смета составляется бухгалтером и т. п.
Очевидно, более приемлемым был бы дифференцированный подход к квалификации в качестве членов предложения традиционно выделяемых разрядов определений, дополнений и обстоятельств, учитывающий их участие в осуществлении «общего стратегического плана», по которому строится и членится предложение.
Выше уже отмечалось, что из двух главных членов, образующих грамматическую основу двусоставных предложений, наиболее существенную роль выполняет сказуемое, структурой и семантикой которого и предопределяется конструктивно-синтаксическая организация предложения в целом. Но если это так, то, следовательно, те словесные формы (или комплексы словесных форм), которые замещают в составе предложения проецируемые сказуемым конструктивные позиции (практически эти позиции могут быть установлены с помощью вопросов от сказуемого), получают полное право на статус членов предложения.
Таким образом, из числа так называемых второстепенных членов указанное право можно признать за подчиненными сказуемому дополнениями и обстоятельствами. Что же касается определений и всех вообще зависимых словесных форм, не связанных со сказуемым как таковым, а присоединяющихся к другим словесным формам по правилам распространения отдельных частей речи (независимо от их семантико-синтаксических функций в составе предложения), то они сами по себе членами предложения не являются, а выступают лишь в качестве составных элементов членов предложения, как главных, так и второстепенных, в случае их комплексного (т.е. неоднословного) выражения. С этой точки зрения, например, в предложении Ласковый ветер с реки трепал непослушные Морозкины кудри (А. Фадеев) должны быть выделены те же три члена — подлежащее (ласковый ветер с реки), сказуемое (трепал) и прямое дополнение (непослушные Морозкины кудри), что и в предложении Ветер трепал кудри. Различие же этих предложений будет состоять в том, что в первом из них подлежащее и дополнение получают комплексное, а во втором — однословное выражение. То же самое можно сказать относительно предложений: Ранним июльским утром мы отправились на ближайшую станцию и Утром мы отправились на станцию, в которых различное выражение (комплексное — в первом и однословное — во втором) получают обстоятельства места и времени.
Необходимо заметить, что комплексное выражение могут иметь не только связанные со сказуемым члены предложения (т. е. подлежащее, дополнения и обстоятельства), но и само Сказуемое. Это относится, в частности, к предложениям с составным именным сказуемым, грамматическое членение которых находится в прямой зависимости от того, в каких конструктивных границах осуществляется в них выражение сказуемого. Чаще всего такие предложения оказываются двучленными (как, например, Черноморская улица была морским форпостом Одессы (К: Паустовский), где составное именное сказуемое выражается синтаксическим комплексом была морским форпостом Одессы), но могут быть и трехчленными (как предложение Для Бальзака все его герои были живыми и близкими людьми (К. Паустовский), где, наряду с комплексно выраженным подлежащим все его герои и составным сказуемым были живыми и близкими людьми, выделяется косвенное дополнение для Бальзака). В соответствующих случаях в границах составного сказуемого удерживаются словесные формы, распространяющие присвязочный компонент как часть речи, а не как член предложения (ср. возможность использования синтаксического комплекса морским форпостом Одессы в роли косвенного дополнения в предложении Мы любовались морским форпостом Одессы), но те словесные формы (или их комплексы), семантико-синтаксические функции которых опосредствуются связкой, выходят за эти границы и, следовательно, приобретают значимость полноправных членов предложения (как предложно-падежная форма для Бальзака в приведенном примере или предложнопадежная форма в прошлом в предложении Старик Потапов был в прошлом корабельным механиком (К. Паустовский) и т. п.).
Естественно, что во всех случаях, когда тот или иной член предложения выражается целым комплексом словесных форм, этот комплекс также, но лишь «во вторую очередь», должен быть рассмотрен с точки зрения его состава и строения. Так, например, установив первоначальное грамматическое членение предложения Ласковый ветер с реки трепал непослушные Морозкины кудри, мы должны 'отметить, что подлежащее выражается в этом предложении сложным синтаксическим комплексом (сложным словосочетанием), в состав которого' входят существительное в именительном падеже ветер (главный член данного комплекса), существительное в родительном падеже с предлогом с реки, выполняющее при первом существительном роль несогласованного определения, и прилагательное ласковый, выполняющее при первом существительном роль согласованного определения (аналогично рассматривается состав синтаксического комплекса, выражающего з этом предложении прямое дополнение). Точно так же можно проанализировать синтаксический комплекс, выражающий составное именное сказуемое в предложении Черноморская улица была морским форпостом Одессы, который включает связочный глагол был и присвязочную часть морским форпостом Одессы, представленную, в свою очередь, сложным синтаксическим комплексом, состоящим из существительного в творительном падеже форпостом (главный член данного комплекса), существительного в родительном падеже Одессы, выполняющего при нем роль несогласованного определения (или приименного дополнедия), и прилагательного морским, выполняющего при словосочетании форпостом Одессы роль согласованного определения.
При анализе сложных синтаксических комплексов достаточно большого объема важно учитывать многоступенчатый характер связей, в которые вступают друг с другом составляющие их словесные формы. Так, в предложении Приехавший к нам в начале октября новый учитель физики неожиданно заболел синтаксический комплекс, выражающий подлежащее, включает существительное учитель (главный член данного комплекса), от которого ближайшим образом зависит существительное в родительном падеже физики, выполняющее при нем роль приименного дополнения, — в результате образуется словосочетание учитель физики, от которого непосредственно зависит прилагательное новый, выполняющее при нем роль согласованного определения, — в результате образуется сложное словосочетание новый учитель физики, от которого непосредственно зависит сложное словосочетание приехавший к нам в начале октября, выполняющее при нем роль согласованного определения. Это зависимое словосочетание в свою очередь включает в свой состав причастие приехавший (главный член данного словосочетания), которому непосредственно подчинено местоименное существительное в дательном падеже с предлогом к нам, выполняющее при нем роль обстоятельства места (или косвенного дополнения), а также цельное словосочетание в начале октября, выполняющее при нем роль обстоятельства времени.

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1010 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий