Единый центр государственного тестирования иностранных граждан  на знание русского языка в Российской Федерации

Синтаксис сложного предложения.

Вопрос о лингвистической квалификации сложных предложений пока еще не имеет однозначного решения.
По мнению ряда ученых (Н. С. Поспелов, В. А. Белошапкова, Л. Ю. Максимов, С. Г. Ильенко и др.), сложное предложение представляет собой единицу особого яруса (или особого уровня) синтаксической системы языка, которая складывается из частей, построенных «по формуле» простого предложения, но обладает значением, не сводимым к сумме значений этих частей. Отсюда делается вывод о структурной цельности и качественном своеобразии любого сложного предложения.
Однако в действительности отмеченными свойствами наделены далеко не все синтаксические построения, причисляемые к сложным.
Так, эти свойства характерны для предложений типа Мы не хотим, чтоб кровью и огнем залить весь мир война опять сумела (А. Безыменский). Конструктивные части этого предложения составлены таким образом, что одна из них выступает в роли развернутого члена другой, причем они совместно образуют цельную коммуникативную единицу, выполняя соответственно функции темы (Мы не хотим) и ремы (чтоб кровью и огнем залить весь мир война опять сумела) выражаемого сообщения. Но вряд ли то же самое можно сказать о предложениях типа Море глухо роптало, и волны бились о берег бешено и гневно (М. Горький). В данном случае сложное предложение представляет не одну, а две коммуникативные единицы, соединенные друг с другом на основе определенного отношения между ними. Причем содержание этого отношения оказывается тем единственным «плюсом», который добавляется к сумме значений составляющих сложное предложение частей. Поэтому такие сложные предложения, может быть, более правомерно рассматривать как сочетание простых предложений, характеризующееся не столько структурной, сколько композиционной цельностью (подобная точка зрения отстаивалась в свое время А. М. Пешковским, А. А. Шахматовым и некоторыми другими лингвистами).
Если иметь в виду всю массу сложных предложений, наблюдаемых в речевой действительности, то следует признать, что качественной однородностью они не обладают.
В одних случаях эти предложения, будучи составленными из простых, вместе с тем приравниваются по своему коммуникативному значению к отдельному простому предложению (отсюда возможная синонимия тех и других; ср.: Я с огорчением узнал, что отец болен. — Я с огорчением узнал о болезни отца; Он вернулся домой, когда уже стало светать. — Он вернулся домой на рассвете).
В других случаях они сближаются с сочетанием простых предложений в контексте, отличаясь от ряда соположенных предложений только наличием между ними определенным способом фиксируемой связи (ср.: Я работал всю ночь, тогда как Иван Петрович крепко спал… — Я работал всю ночь. Иван Петрович крепко спал; Весь следующий день Герасим не показывался, так что вместо него за водой должен был съездить кучер Потап… (И. Тургенев). — Весь следующий день Герасим не показывался. Вместо него за водой должен был съездить кучер Потап).
Наконец, в предложениях типа Дул сырой, холодный ветер, с темного неба моросил мелкий дождь (А. Чехов) по существу невозможно установить, имеем ли мы дело со сложным предложением или с рядом соположенных предложений в контексте.
Качественная неоднородность сложных предложений проявляется и в том, что их составные части характеризуются различной степенью подобия отдельным простым предложениям.
Эти части могут быть подобными простым предложениям как в конструктивном, так и в коммуникативном плане и благодаря этому могут обладать потенциальной способностью к самостоятельному употреблению (некоторые авторы называют такие части автосемантичными).
 Эти части могут быть полностью или частично подобными простым предложениям лишь со стороны своего конструктивного строения, тогда как в коммуникативном плане они образуют нераздельное единство. Причем некоторые из них оказываются и потенциально неспособными к самостоятельному употреблению (синсемантичными), как в примерах: Красота — то, что радует (П. Павленко); Это было время, когда лето недавно еще уступило место осени (В. Короленко); Уже вначале августа иногда бывает: солнце печет, а в тени холодно… (М. Пришвин); Будь у меня деньги, я летал бы по городам и весям без конца (А. Чехов); Искусство художника растет вместе с тем народом, который он изображает (А. Толстой).
Одна из составных частей сложного предложения может быть подобна не простому предложению, а вводному элементу, выполняющему по отношению к другой части служебную (модально-оценочную) функцию. Такие части называют асемантичными, или десемантизированными. Ср.: Возможно, что брат приедет завтра. — Брат, возможно, приедет завтра; Говорят, что человеку время от времени полезно пожить в одиночестве (К. Паустовский). — Человеку, говорят, иногда полезно пожить в одиночестве. Ср. также: Известно, что слоны в диковинку у нас (И. Крылов).— Но гусь, известно, птица важная и рассудительная (И. Тургенев); Казалось, что косматая зима устроила себе жилье на кораблях (К. Паустовский). — Казалось, он готов был заплакать (Л. Толстой).
Особо следует отметить случаи, которые в лингвистической литературе оцениваются как переходные между простым и сложным предложением. Таковы прежде всего предложения с так называемыми сравнительными и целевыми оборотами: Дождь сеял, как сквозь мелкое сито; Я пришел к вам, чтобы поговорить по душам и т. п.
Сюда же можно отнести предложения типа: Кто был недоволен, так это Иван Иванович; Чего здесь было много, так это цветов; Если он куда охотно ходил, так это в цирк; Он только и говорил, что о доме и т. п.
Как видим, сложные предложения во всей их массе не поддаются однозначному определению ни с точки зрения тех лингвистов, которые считают их структурно цельными образованиями, имеющими статус единиц особого уровня языковой системы, ни с точки зрения лингвистов, по мнению которых любое сложное предложение есть сочетание простых предложений. Однако думается, что вторая точка зрения все-таки более приемлема, хотя и нуждается в определенных коррективах. Можно с полным основанием считать, что в основе любого сложного предложения лежит сочетание простых предложений, которые под влиянием устанавливаемой между ними связи испытывают те или иные (большие или меньшие) преобразования и именно в преобразованном виде выступают в качестве компонентов того структурного или композиционного единства, каким является сложное предложение.

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1066 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий