Единый центр государственного тестирования иностранных граждан  на знание русского языка в Российской Федерации

Сложноподчиненные предложения .

Сложноподчиненные предложения по своему коммуникативно-синтаксическому строению и содержанию не единообразны. Составляющие их части могут либо представлять собой отдельные, но связанные и соотнесенные друг с другом коммуникативные единицы, либо выступать в качестве компонентов цельной коммуникативной единицы, выражаемой всем составом сложного предложения. Это обстоятельство по существу, хотя и не вполне адекватно, получило отражение в так называемой структурно-семантической классификации сложноподчиненных предложений, согласно которой все они подразделяются на два основных типа: двучленный (расчлененный) и одночленный (нерасчлененный).
Подобное подразделение впервые было проведено Н. С. Поспеловым, причем различие между соответствующими типами сложноподчиненных предложений он усматривал прежде всего именно в особенностях их коммуникативно-синтаксической организации. Так, по его характеристике, в сложноподчиненном предложении двучленного (расчлененного) типа «каждая часть… имеет отдельное коммуникативное содержание». Иначе строится сложноподчиненное предложение одночленного (нерасчлененного) типа: «придаточная часть такого сложного предложения оказывается соответствующей тому или другому члену главного предложения или является распространением какого-либо члена предложения главной его части».
Одновременно с этим Н. С. Поспелов пытался непосредственно согласовать различия в коммуникативно-синтаксической организации сложноподчиенных предложений с различиями в конструктивных связях составляющих их частей, и в дальнейшем предложенная им классификация была переосмыслена, так что соответствующие типы стали разграничивать уже на других основаниях: по соотношению придаточной, части со всей главной частью в целом или с отдельными компонентами состава главной части (Л. Ю. Максимов), по использованию различных союзных средств связи между ними (В. А. Белошапкова) и т. п. Однако ни одно из этих оснований не является достаточно надежным и во всяком случае не обеспечивает исчерпывающего охвата относящихся к данной сфере фактов.
В действительности между конструктивным и коммуникативно-синтаксическим аспектами структуры сложноподчиненных предложений нет полного и однозначного соответствия. В одних случаях строение и содержание подобных предложений, рассматриваемых в коммуникативно-синтаксическом аспекте, находится в прямой зависимости от того, как связываются и соотносятся составляющие их части, в других же случаях решающую роль в указанном отношении играют такие специфические факторы структурной организации сложного предложения, как взаимопорядок частей и интонация.
Непосредственное влияние на коммуникативно-синтаксическое строение и содержание сложноподчиненных предложений оказывает, в частности, принудительная связь, при которой сложноподчиненное предложение всегда строится и оформляется как цельная коммуникативная единица, т. е. представляет собой, по терминологии Н. С. Поспелова, одночленный тип. Но при этом актуальное членение такого предложения может складываться по-разному.
Так, придаточная часть в его составе, выступая в постпозиции по отношению к главной части, обычно раскрывает (или дополняет) содержание ремы общего высказывания, тема которого обозначается главной частью: Подошедший милиционер сказал Поле, что нельзя так долго стоять на мосту (Л. Леонов); Левинсон распорядился, чтобы к вечеру собрался для обсуждения Морозкиного поступка сельский сход вместе с отрядом (А. Фадеев); Два инвалида в белых курточках смотрели со своего порога, как Севастьянов спускается с железной лестницы (В. Панова);… Я с нетерпением ждал, когда в окнах забрезжит свет (А. Чехов).
Если же придаточная часть находится в препозиции по отношению к главной части, она, напротив, обозначает тему (или входит в состав темы) общего высказывания, и тогда главная часть (или сказуемое главной части) берет на себя функцию ремы: Что он хотел этим сказать, никто не знал
(А. Толстой); Что задумал Петр Иванович Сторожев, для стариков было тайной (Н. Вирта); Как там во дворе разговаривали, свистели, ходили, — их не касалось… (В. Панова).
В предложениях с так называемой асемантической, или десемантизированной, главной частью коммуникативный смысл высказывания целиком переносится в состав придаточной части, а главная служит лишь для выражения общего модуса (модальной оценки) сообщаемого: Известно, что слоны в диковинку у нас (И. Крылов); Казалось, что косматая, зима устроила себе жилье на кораблях (К. Паустовский); Выяснилось, что Баукин — бывший солдат царской армии (П. Нилин).
В подобных случаях актуальное членение предложения складывается, естественно, только в пределах придаточной части.
Цельность коммуникативного содержания сложноподчиненного предложения обеспечивается также во всех случаях местоименно-соотносительной связи. При этом придаточная часть, поскольку ее назначение состоит в том, чтобы раскрыть реальный смысл местоименно-указательных слов главной части, может выполнять функцию темы или ремы общего высказывания в зависимости от коммуникативно-синтаксической позиции в составе главной части самих местоименно-указательных слов. Ср. соответственно:
То, что Василий ни словом не обмолвился при ней о деле, тяжелом для него и касавшемся их семьи, оскорбило Авдотью (Г. Николаева); В том, что Лазарь Баукин не признает докторов, не было, пожалуй, ничего удивительного. Но то, что Венька так заботливо относился к нему, показалось мне странным (П. Нилин); То, что я пережил, не прошло даром (А. Чехов);
Особенно было страшно то, что над огнем, в дыму, летали голуби (А. Чехов); Причиняло боль и то, что доктор, видимо, раньше был знаком с Зоей (В. Панова); Тихонов особенно любил старика за то, что все относившееся к архитектуре, скульптуре и украшению зданий старик считал своим личным делом (К. Паустовский).

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1080 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий