Единый центр государственного тестирования иностранных граждан  на знание русского языка в Российской Федерации

Смысловой принцип в художественной литературе.

Так называемый смысловой принцип русской пунктуации оказывается явно подчиненным грамматическому. Понятие смыслового принципа как оно, например, представлено в работах Н.С. Валгиной, связано с понятием вариативности в постановке знаков препинания, но сама вариативность оказывается иллюзорной, ибо пишущий, используя тот или иной «вариативный» знак, связан с пониманием текста и останавливается только на единственно, по его мнению, возможном в данном случае. Ср.: Появилась внутренняя легкость. Свободно ходит по улицам, на работу. — Ходит по улицам на работу — во втором примере иной смысл, иная и синтаксическая структура: запятая создает значение синтаксической однородности. Анализ случаев проявления смыслового принципа пунктуации свидетельствует, во-первых, о том, что изменения смысла выражаются в изменении грамматической структуры; во-вторых, о том, что смысловой принцип действует в ограниченном, хотя и широком круге синтаксических конструкций. Самое примечательное заключается в том, что оптимальные условия для проявления смыслового принципа представляют обособленные определения различного типа (адъективные, субстантивные), уточнительно-пояснительные обороты, однородные группы. А это как раз те конструкции, которые развились уже в период «расцвета» синтагматической прозы, прежде всего в языке художественной литературы.

Таким образом, грамматический принцип пунктуации является не только основным, но, очевидно, генетически и первичным. Смысловой же принцип начинает действовать в связи с развитием более поздних по происхождению синтаксических структур. Любопытно, что «старые» виды обособления — причастные и деепричастные обороты — основываются на чисто грамматическом принципе (во всяком случае, примерами такого обособления никогда не иллюстрируется смысловой принцип пунктуации).

Характерно, что со временем Валгина заменяет «грамматический принцип» понятием «структурные знаки препинания». Это вызвано, очевидно, тем, что «структурный принцип» — понятие более узкое, чем «грамматический», ибо грамматическое с необходимостью включает в наше время и семантическое, когда «конкретный смысл диктует и единственно возможную структуру».

Что касается интонационного принципа пунктуации, то следует отметить разногласия в его понимании. Некоторые авторы не признают этот принцип, так как «интонация, соотносящаяся со знаками препинания, является лишь выразителем семантики, одним из средств актуализации, одним из способов синтаксической членимости устной речи».Это означает, что интонационный принцип есть не что иное, как выражение в конечном счете грамматического принципа. Те факты пунктуационного оформления текста, которые чаще всего относят к воплощению интонационного принципа, в последние годы осмысляются либо как выражение коммуникативного синтаксиса — актуального членения высказывания и информативной значимости его компонентов, либо как выражение субъективно-модальных значений с подчеркиванием авторских позиций. При обоих подходах, несомненно, новые явления в пунктуации оцениваются на фоне традиционных структурного и смыслового принципов. Но это, в свою очередь, связано с современными тенденциями в русском синтаксическом строе.

Ведущая тенденция современного синтаксиса — стремление к более расчлененному тексту. Этим объясняются различные нарушения синтагматической цепочки и создается новый вид прозы — актуализирующая проза. Главным фактором, определяющим изменения в прозе, является иное ее назначение, более широкая «адресованность» речи во всех функциональных разновидностях. Отсюда своеобразное «звучание» современного письменного текста, ориентированного часто на прочтение вслух.

Хотя использование знаков препинания с коммуникативной целью отмечается в истории русской письменности давно, однако значимость подобной пунктуационной практики в донациональный период развития языка и в наши дни различна, ибо в пунктуации отражается различная степень расчлененности текста — первичного, отражающего «пишущийся разговор» (К.С. Аксаков), и вторичного, охватывающего различные проявления аналитизма на фоне высокоразвитого синтетического грамматического строя.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1747 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий