Единый центр государственного тестирования иностранных граждан  на знание русского языка в Российской Федерации

Стилистика русского языка

Нередко в том же классификационном ряду, представленном конкретно-предметными, конкретно-вещественными и абстрактными существительными, в качестве особых лексико-грамматических разрядов выделяют существительные собирательные (обозначающие некоторые совокупности лиц или предметов) и единичные, или сингулятивы (обозначающие отдельные предметы, вычленяемые из какой-то их однородной массы). Однако распределение существительных по этим разрядам в различных учебных пособиях проводится далеко не единообразно.
Так, слова хворост, тёс, жемчуг, солома, град, изюм, виноград, крыжовник, смородина, клубника, земляника, картофель А. Н. Гвоздев считает собирательными, а Н. М. Шанский — вещественными; слова полк, коллектив, труппа, табун, стадо, стая, толпа у А. Н. Гвоздева отнесены к собирательным, у Н. М. Шанского — к конкретным; слова студент (ср. студенчество), профессор (ср. профессура), кулак (ср. кулачье), бедняк (ср. беднота), листок (ср. листва)
А.Н.Гвоздев квалифицирует как конкретные, а Н. М. Шанский и М. И. Фомина — как единичные (впрочем, у Н. М.Шанского единичные существительные рассматриваются в составе конкретных — в качестве отдельного их подразря- да).
Думается, что некоторый порядок в соответствующую классификацию можно было бы внести, ограничивая состав собирательных существительных их словообразовательным соотношением с коикретно-предметными, а единичных (сингулятивов) — их словообразовательным соотношением с — конкретно-вещественными.
Основная масса собирательных существительных образуется от конкретно-предметных с помощью специальных суффиксов: -ств-, -й-, -н’-, -ник-, -няк-, -ур-, -ат-, -в-: студенчество, учительство, крестьянство, чиновничество; зверьё, вороньё, кулачьё; солдатня, матросня; осинник, ельник; дубняк; профессура, агентура, клиентура; пролетариат, старостат; братва, листва. Все эти существительные не имеют соотносительных форм числа, всегда выступают в форме единственного числа (которая, однако, по своему реальному значению соответствует форме множественного числа; ср.: студенчество — студенты, зверьё — звери, профессура — профессора, листва — листья и т. п.) и могут сочетаться в этой форме с количественными наречиями много, мало (подобные сочетания ограничиваются лишь в отношении некоторых собирательных существительных — преимущественно по стилистическим мотивам).
К собирательным с полным основанием можно отнести и те существительные, которые характеризуются опосредствованной соотносительностью с конкретно-предметными (непосредственно они соотносятся с субстантивированными прилагательными), каковы, например, молодежь, молодняк, дворня, родня, беднота, мелкота, пехота, деревенщина, военщина, старье, рванье, гнилье и т. п. Эти существительные также выступают только в форме единственного числа и также могут сочетаться с количественными наречиями много, мало.
Что же касается существительных полк, толпа, стая и т. п., то хотя они и обозначают некоторые совокупности лиц или живых существ, но ни одним из указанных выше грамматических признаков собирательных существительных не обладают, и поэтому их следовало бы квалифицировать как квазисобирательные.
Думается, тот же термин применим к существительным народ, публика, хотя необходимо отметить, что от собственно собирательных они отличаются лишь отсутствием соотносительности с конкретно-предметными, тогда как по своему «поведению» в речи (в частности, по способности сочетаться с количественными наречиями много, мало) уподобляются собирательным.
Основная масса сингулятивов образуется от конкретно-вещественных существительных с помощью суффиксов -ин-, -инк-: горошина, изюмина, соломина, клюквина, картофелина, снежинка, пылинка, пушинка, чаинка, росинка и т. п.
К сингулятивам следует отнести также образования типа штанина, штиблетина, лыжина, рельсина — от существительных, обозначающих парные предметы. Но вполне очевидно, что конкретно-предметные существительные студент, профессор, бедняк, кулак, листок и т. п. никакого отношения к сингулятивам не имеют (обозначаемые ими предметы вовсе не вычленяются из однородной массы, обозначение же этих предметов в виде совокупного единства, осуществляемое собирательными существительными, представляет собой явление вторичное, производное).

Конкретно-предметные нарицательные, а также собственные имена существительные четко подразделяются в русском языке на лексико-грамматические разряды одушевленных и неодушевленных.
Лексически одушевленные существительные обозначают Лица и живые существа, а неодушевленные — предметы «неживой природы».
В грамматическом плане (точнее, в плане формального выражения) одушевленные и неодушевленные существительные противопоставлены друг другу различием форм винительного падежа: у одушевленных форма винительного падежа 'Совпадает с формой родительного, у неодушевленных — с формой именительного. При этом существительные мужского рода обнаруживают указанное различие как в единственном, так и во множественном числе (ср.: вижу грача, грачей — вижу стол, столы), а существительные женского и среднего рода — только во множественном числе (ср.: вижу галок, насекомых — вижу волны, поля; но: вижу галку, волну, насекомое, поле).
Это различие охватывает абсолютное большинство дифференцируемых по своему лексическому значению одушевленных и неодушевленных существительных (некоторые колебания в выборе форм винительного падежа наблюдаются только у незначительной группы названий низших организмов: вирус, микроб, амеба, бактерия, бацилла, инфузория и т. п., а также у существительных чудовище и страшилище), но оно отчасти не совпадает с реальным делением живого (органического) и неживого (неорганического) мира природы. Так, некоторые термины карточной игры (валет, король, туз) шахмат (король, ферзь, слон, конь) имеют формы винительного падежа, совпадающие с родительным и поэтому признаку зачисляются в разряд одушевленных существительных (хотя реально они обозначают «неживые предметы»). По тому же признаку к одушевленным относятся существительные кукла, мертвец, покойник, утопленник (но существительное труп, у которого форма винительного падежа совпадает с формой именительного, относится к неодушевленным). В таких и подобных случаях (как и в случаях с названиями растений, относящихся к органическому миру природы) решающим считается формальный, а не лексико-семантический критерий. Однако это не значит, что названные критерии вообще не согласуются друг с другом или что «различие предметов одушевленных н неодушевленных в русской грамматике вовсе не соответствует различению живого и неживого в науке и природе», как утверждает «Грамматика русского языка» АН СССР (М., 1952— 1954). Даже в отмеченных случаях с карточными и шахматными терминами, существительными типа мертвец, кукла их формальную принадлежность к одушевленным существительным можно объяснить известным «одушевлением» в сознании говорящих тех реалий, которые они обозначают. Что же касается названия растений, то они не только оформляются как неодушевленные существительные, но опять-таки по существу и осознаются как таковые (поскольку в нашем сознании мир живого, по-видимому, ограничен представлением о подвижности населяющих его существ).
О взаимной согласованности формальных и лексико-семантических признаков одушевленности — неодушевленности и о том, что первые подчинены вторым, а не наоборот, явно свидетельствуют примеры различного оформления слов- омонимов типа: счетчик (тот, кто производит подсчет) и счетчик (прибор для подсчета), истребитель (тот, кто истребляет что-либо) и истребитель (самолет-истребитель), орел (птица) и Орел (название города), Глухов (фамилия лица) и Глухов (название города), на которые указывает А. Н. Гвоздев.
Таким образом, одушевленные и неодушевленные существительные представляют собой в полном смысле этого слова лексико-грамматические (а не собственно-грамматические) разряды имен существительных, причем такие, в которых проявляется наиболее тесная, регулярная и непосредственная связь между лексикой и грамматикой.

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1183 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий