Единый центр государственного тестирования иностранных граждан  на знание русского языка в Российской Федерации

Уроки русского языка для начинающих/


Фиксируемые в соответствующих случаях различные значения той или иной падежной формы обычно признаются частными ее значениями, объединяемыми друг с другом на каком-то общем семантическом основании. Каково же это основание?
В лингвистической литературе намечено два подхода к решению этого вопроса.
Согласно концепции Р. Якобсона, частные значения каждого из падежей могут быть приведены к общему «инвариантному значению» данного падежа, которым он характеризуется «в отношении к прочим падежам». «Инвариантные значения» отдельных падежей, Р. Якобсону, складываются в русской падежной системе из набора трех пар дифференциальных признаков: 1) периферийность — непериферийность (признак периферийности означает указание на то, что называемый именем предмет играет побочную, периферийную роль в ситуации, которая описывается высказыванием), 2) направленность — непаправленность (признак направленности означает указание на то, что на, предмет направлено или ориентировано действие), 3) объемность — необъемность (признак объемности означает указание на предел участия предмета в действии). Соответственно отдельные падежи квалифицируются по их «инвариантному значению» следующим образом: именительный — как непериферийный, ненаправленный и необъемный, винительный — как непериферийный, направленный и необъемный, дательный-
как периферийный, направленный и необъемный, родительный — как непериферийный и объемный и т. п.
Подобная квалификация «инвариантных значений» отдельных падежей представляет определенный теоретический, интерес, но довольно далека от потребностей практики.
Более плодотворным с практической (лингводидактической) точки зрения является, на наш взгляд, другой подход к объединению различных частных значений той или иной падежной формы, осуществляемому «под эгидой» этой формы на иерархической основе. При таком подходе, принятом, например, в работах В. В. Виноградова, Е. Куриловича и др., различные значения отдельных падежей считаются' неравноценными и в зависимости от характера и степени их контекстной обусловленности подразделяются на основные (первичные) и второстепенные (вторичные, производные или побочные).
Так, в приглагольном употреблении основными значениями отдельных падежей можно признать: у именительного падежа (И.) — значение субъекта действия (действующего лица), у винительного падежа (В.) — значение объекта действия (лица или предмета, на который действие направлено), у творительного падежа (Т.) — значение орудия или средства действия, у дательного падежа (Д.) — значение адресата.
Эти значения у названных падежей наиболее самостоятельны, принадлежат им, так сказать, изначально и обнаруживаются в типовых синтаксических контекстах при участии соответствующих падежных форм в построении обычных (нейтральных в стилистическом отношении и наиболее распространенных в речевой действительности) синтаксических конструкций с глаголом в исходной (личной невозвратной) форме, как в примерах: Мальчик (И.) пишет — пишет письмо (В.) — пишет пером (Т.) — пишет сестре (Д.). Но те же падежи могут участвовать в построении синтаксических конструкций с глаголами в производных (страдательно-возвратной или безличной) формах, и в этом случае, т. е. в таких контекстных условиях, которые можно назвать специфическими, их значения уже видоизменяются.
Так, в конструкции Письмо пишется мальчиком именительный падеж обозначает не реальный субъект действия, а его объект, в конструкции Мальчику не спится (ср.: Мальчик не спит) субъект действия (который в данном случае выступает как косвенный субъект) обозначается не именительным, а дательным падежом и т. п. Здесь мы имеем дело с обусловленностью падежных значений специфическим синтаксическим контекстом.
Значения отдельных падежей, обусловленные специфическим контекстом (по сравнению с типовым), и следует рассматривать как их второстепенные значения.

Благодаря способности в различных контекстных условиях видоизменять (варьировать) свои значения, отдельные падежные формы русских существительных вступают в семантическое взаимодействие друг с другом. В частности, в различных синтаксических контекстах взаимодействуют и могут заменять друг друга именительный, винительный, творительный и дательный падежи. Ср.: Студенты (И.) выполняют задание (В.). — Задание (И.) выполняется студентами (Т.); Буря (И.) свалила дерево. — Бурей (Т.) свалило дерево; Мальчик. (И.) не спит. — Мальчику (Д.) не спится.
В различных лексических контекстах взаимодействуют и выступают как равнозначные винительный, творительный и дательный падежи. Ср.: люблю брата — любуюсь братом — завидую брату; изучаю математику — увлекаюсь математикой — учусь математике.
Во взаимодействии с винительным в приглагольном употреблении нередко выступает родительный падеж. Он может быть заместителем винительного:
а)    при обозначении неполного охвата действием объекта, на который оно направлено: выпил воды, принес дров;
б)    при глаголах с отрицанием: не читал письма, не знаю правил;
в)    в определенном лексическом контексте (при глаголах «устремления» и «лишения»): желать успеха, жаждать славы, ждать решения; лишаться спокойствия, избегать столкновений, сторониться людей и т. п.
Кроме того, родительный падеж может взаимодействовать с именительным, например, в таких случаях, как: Брат (И.) оказался дома. — Брата (Р.) дома не оказалось; По- мощь (И.) пришла вовремя. — Помощи (Р.) до сих пор не приходило. Соответствующее употребление родительного предопределено специфическим синтаксическим контекстом и лексически ограничено.
Совершенно особняком в приглагольном (как, впрочем, и в приименном) употреблении стоит предложный падеж. Этот падеж аналитичен по своей природе, так как в выражении свойственных ему значений (пространственного и объектно-изъяснительного) всегда участвуют предлоги. Что касается семантического взаимодействия предложного падежа с другими падежами, то оно может быть установлено лишь в одном из его значений (объектно-изъяснительном) относительно винительного, творительного и дательного падежей. Ср.: изучаю математику — увлекаюсь математикой — учусь математике — разбираюсь в математике; люблю брата — любуюсь братом — завидую брату — думаю о брате.
Соответствующее значение предложный падеж имеет в строго -определенном лексическом контексте — только при глаголах речи, мысли, чувства (чувственного состояния), например: говорить о деле, рассуждать о долге, мечтать об отдыхе, беспокоиться о сыне, сомневаться в истине, признаваться в просчете и т. п.

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 2959 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий