Единый центр государственного тестирования иностранных граждан  на знание русского языка в Российской Федерации

Виды определений русского языка.

Будучи «сильным средством» сочинительной связи, соответствующие союзы (в частности, союз и) реализуют данную связь вполне однозначно. Поэтому возможность их вставки между какими-то компонентами конструктивно-синтаксического ряда в случаях омонимии сочинительных и подчинительных отношений обычно используется в качестве специального операционного приема, позволяющего достаточно четко разграничивать подобные случаи. В особенности это касается определений.
Несколько стоящих рядом определений могут быть по отношению к определяемому слову как однородными, так и неоднородными.
Однородные определения в «нормальных» условиях их употребления обозначают различные, но логически рядоположные (имеющие общее основание тождества) признаки определяемых предметов, например:… На огромном расстоянии разлегся город и тихо пламенел и сверкал синими, белыми, желтыми огнями (В. Короленко); Забавно пестрели своими розовыми, лиловыми, палевыми шляпками приземистые сыроежки (И. Тургенев). Здесь каждое из определений непосредственно относится к определяемому существительному и сами они соединяются друг с другом сочинительной связью, допускающей вставку между ними союза и (ср.: Город сверкал синими, и белыми, и желтыми огнями; Сыроежки пестрели своими розовыми, и лиловыми, и палевыми шляпками).
Иначе обстоит дело с неоднородными определениями, которые вступают в связь в иерархической последовательности: одно из них относится к определяемому существительному, другое — к сочетанию определяемого существительного с ближайшим определением и т. д. (обычно ряд неоднородных определений ограничивается двумя, реже — тремя компонентами): В море около поселка лежит большой гранитный валун (К. Паустовский); От свежего мохнатого полотенца пахло ветром (К. Паустовский)'; Работал Мане в обыкновенный лондонский туманный день (К. Паустовский). Здесь, вследствие иерархического, т. с. подчинительного характера связи, вставка между определениями союза и, естественно, недопустима.
Как уже отмечалось, необходимым условием однородности определений должно быть общее основание тождества обозначаемых ими признаков. Однако в речевой действительности, особенно в художественной речи, такое основание не имеет строгих границ. Поэтому в ряде случаев одни и те же определения могут выступать то в качестве неоднородных, то в качестве однородных. Ср. возможность иного осмысления определений, нежели это представлено в авторских текстах: Тяжелые, холодные тучи лежали на вершинах… окрестных гор… (М. Лермонтов); Около родника зеленеет короткая, бархатная травка (И. Тургенев); С моря дул влажный, холодный ветер (М. Горький). Ср. также: У подножья деревьев прячется в тени маленький белый дом (К. Паустовский). — Серый, маленький дом Власовых все более притягивал внимание слободки (М. Горький); Резкий ледяной ветер хлестал прямо в лицо (Е. Катерли). — С океана подул резкий, ледяной ветер (Л. Зайцев и Г. Скульский).
Превращению неоднородных определений в однородные способствует их положение в постпозиции по отношению к определяемому слову: Теперь в нашем поселке строят большие каменные дома. — Теперь в нашем поселке строят дома большие, каменные.
Иногда в качестве однородных рассматривают определения, взаимно уточняющие или поясняющие друг друга:… Пьер заметил новое, молодое выражение на лице своего друга (Толстой); Совсем другие, городские звуки слышались снаружи и внутри квартиры (В. Катаев); Осенью ковыльные степи совершенно изменяются и получают свой особенный, самобытный, ни с чем не сходный вид (С. Аксаков). В этих случаях каждое из определений находится в однородном синтаксическом отношении к определяемому слову, но друг с другом они связаны не сочинительной, а специфической аппликативной связью (см. об этом ниже), поэтому вставка между ними союза и невозможна.
Однородным членам могут предшествовать (или следовать за ними) слова и словосочетания с таким номинативным значением, которым «охватывается» весь ряд обозначаемых этими членами явлений, предметов, признаков и т. п. Подобные слова и словосочетания, выполняющие в составе предложения (или отдельных конструктивных частей предложения) те же синтаксические функции, что и соотнесенные с ними однородные члены, принято называть обобщающими.
В роли обобщающих слов чаще всего выступают местоимения и местоименные наречия: все, всё, никто, ничто, всякий, каждый, всюду, везде, всегда, нигде, никогда и др.: В человеке должно быть в с ё прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли (А. Чехов); Ничего не видно: ни массива, ни скал, ни лесов (А. Серафимович); Всюду: вверху и внизу— пели жаворонки (А. Чехов); И дождь, и туман, и тучи — всё это перемешалось между собой (В. Арсеньев); Старые, молодые и дети — все одинаково безмолвны, однообразно спокойны (М. Горький); В степи, за рекой, по дорогам — везде было пусто (Л. Толстой).
Аналогичную роль могут выполнять слова и словосочетания, называющие класс (род) каких-то явлений, предметов, признаков и т. п. по отношению к отдельным их разновидностям или целое относительно составных частей этого целого: В корзине была дичь: два тетерева и утка (И. Гончаров); На столе стоял букет из полевых цветов: ромашки, медуницы, дикой рябинки (К. Паустовский); Охота с острогою требует трех условий: темной ночи, светлой воды и совершенно ясной погоды (С. Аксаков); Местоположение усадьбы было хорошо: приветливо, уединенно и привольно (И. Тургенев).
Во всех этих примерах однородные члены раскрывают и конкретизируют содержание обобщающих слов, т. е. находятся с ними в пояснительно-уточняющие (аппликативной) связи. Но это, вопреки мнению некоторых лингвистов (например, А.Г. Руднева), не лишает их права считаться однородными: подчиняясь обобщающим словам, они имеют по отношению к ним однозначные синтаксические функции, а друг с другом соединяются «нормальной» сочинительной связью (нередко реализуемой с помощью обычных сочинительных союзов).

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1072 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий